Оно лежало где-то в шкафу на полке, всеми забытое и покинутое, маленькое красное сердце в виде открытки. Оно умоляло и кричало, вопило от безысходности. Но его никто не видел и не слышал. Или не хотел….Не понимал, что хочет сказать этот ярко красный кусочек картона.

Мы приехали в Николаев, сняли квартиру, а наши дети, везде сующие нос, обнаружили эту симпатичную открыточку и стали таскать ее по всему дому. Так она и попала мне в руки. Кто-то поздравлял кого-то, какая-то женщина, какого-то мужчину. И вроде бы и ничего особенного…Но послание в открытке казалось прощальным: «Желаю, чтобы в твоей дальнейшей жизни…потерять зло, которое у тебя в сердце….начать свою жизнь с любви и ласки…» Женщина отталкивала от себя, обвиняла мужчину в том, что он злой и невнимательный, а на самом деле звала обратно, нуждаясь в его ласке и объятиях. Она отталкивала не для того, чтобы уйти от него. Она не просто не хотела с ним жить, а не хотела жить «так». И поэтому «била во все колокола», раскачивала этот, как ей казалось, непробиваемый сосуд, с такими толстыми стенками. Она кричала с этой ярко-красной бумажки, кричала в силу своих эмоций, пытаясь достучаться до его чувств, обвиняя, что это он позабыл о своем сердце и о своих чувствах.

А возможно, к нему не надо было так громко стучать. Может быть, он только больше съеживался и уходил в себя.

Нам интересно было увидеть, какой он, этот мужчина с открытки. Обычный с виду, каких много. Но это только с первого взгляда. Он не был таким как все…Он переживал глубоко и болезненно, он был чувствительным и эмоциональным…просто не умел это всё показывать как она, как хотела она.

Он пришел в эту квартиру, окинул комнату взглядом, а во взгляде была боль и тоска. Он смотрел как бы вскользь, но каждая вещь напоминала ему…обо всём напоминала и будила воспоминания.

— Да-да, что тут… — он приблизился к столу и углубился в компьютер, помогая настраивать интернет. Стоял спиной ко всей комнате и не знал и не видел, как пытается выбраться из одного из ящиков это кричащее, позабытое всеми сердце, обвиняя и надеясь, толкая и отталкивая.

А его не надо было толкать, надо было просто подождать…Для женщины с открытки любовью, возможно, казались взгляды друг на друга, совместные эмоции, которые она ловила и не могла поймать, не видя того ожидаемого фейерверка и думая, что человек холоден. Думая, что он на нее выплескивает свою злость, а не свою раздражительность, не зная как справиться с этим искусственным штормом, не понимая зачем он, весь этот шторм, все эти толчки и раскачивания…

И может быть, для того, чтобы все его эмоции выплеснулись наружу, вовсе и не надо было его толкать. Может быть, достаточно было сесть с ним рядом и смотреть вдаль, на уплывающую в бесконечность воду большой реки, на море или океан звезд над головой и он открыл бы свой внутренний мир, который прячет ото всех, такой бескрайний, как большая и необъятная вселенная…